Воздержание безбрачных должно быть не только телесное, но и душевное

Говоря о воздержании и добродетели целомудрия, нельзя не сказать, что воздержание должно быть не только телесное, но и душевное, т.е. в мыслях, разговорах и т.п.

Скитский Патерик (гл.16): «Авва Геронтий Петрский говорил: «Многие, искушаемые плотскими удовольствиями, не совокупляясь телесно, блудодействовали мыслью и, сохраняя девство тела, блудодействуют душой».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-ой заповеди, грех: подпадение чьему-либо насилию): «Так некоторые «нечисты и в самой чистоте своей», т.е. при физическом девстве или вдовьем целомудрии они вполне растлили свою душу любовными песнями, которые привыкли петь и слушать, романическим чтением, вольностью обхождения с мужским полом, слушанием рассказов о том, как иная где уловила в свои сети мужчину, и наоборот».

К душевному целомудрию также относится и чистота в отношении других страстей.

Феофан Затворник (Толкование на посл. Титу, 2, 6): «Целомудренный и страх Божий имеет, и воздержен, и внимателен ко всему, и чужд всяких увлечений, и степенен, и во всем исправен».

Мефодий Патарский (Пир десяти дев или о девстве, речь 11, гл.1): «Многие думают, что они почитают и соблюдают его (воздержание), но на самом деле почитают его, так сказать, немногие. Подлинно, не тогда человек почитает его, когда старается соблюдать свою плоть непричастною удовольствию совокупления, а между тем не воздерживается от всего другого; напротив, еще более бесчестит его тот, кто предается низким пожеланиям, переменяя одни удовольствия на другие. Когда кто-нибудь старается преодолевать внешние пожелания, а между тем надмевается гордостью, то потому самому, что он может обуздывать плотские похоти, а между тем всех считает за ничто, он еще не признается почитающим девство; напротив, он бесчестит его, оскорбляя высокомерием, тем, что очищает внешность чаши и блюда (Мф.33:25), плоть, тело, а сердце свое оскверняет гордостью и честолюбием. И тот, кто предается страсти к богатству, не есть ревностный почитатель девства; напротив, он больше всего бесчестит его, предпочитая малую выгоду тому, с чем не может сравняться ничто из житейских драгоценностей. Ибо всякое богатство и золото пред ним как ничтожный песок (Прем.7:9). И тот, кто чрезмерно любит самого себя и старается наблюдать полезное только для одного себя, а не заботится о ближних, не почитает девства; напротив и он бесчестит его; ибо, нарушая свойственную девству любовь и человеколюбие, он далеко отстоит от достойных причастников его. Подлинно, не следует девственникам с одной стороны соблюдать девство, а с другой осквернять себя дурными делами и непотребными пожеланиями; с одной стороны обещаться сохранять чистоту и целомудрие, а с другой быть нечистым и грешить; также с одной стороны исповедовать удаление от забот о мирских благах, а с другой приобретать и заниматься ими; но (должно) соблюдать все члены неприкосновенными и непричастными растлению, не только служащие к раздражению и совокуплению, но и более их деятельные. Ибо смешно было бы детородные члены соблюдать девственными, а язык не соблюдать; или язык соблюдать девственным, а зрение, или слух, или руки не соблюдать такими; или все эти члены иметь и соблюдать девственными, а сердце не соблюдать, но блудодействовать гордостью и гневливостью. Посему, кто намеревается не погрешать в подвиге девства, тому должно соблюдать все члены и чувства свои чистыми и огражденными, подобно тому, как кормчие ограждают связи кораблей, чтобы вторгающийся грех не мог иметь доступа внутрь. С великими занятиями непременно случаются и великие падения; и истинному добру зло более враждебно, нежели недобру. Так многие думавшие, что девство состоит (только) в обуздании похотливых пожеланий, а обо всем прочем не радевшие, потерпели падение и в отношении к нему и навлекли укоризны на тех, которые правильно стремятся к нему, как доказали вы, - образец во всем, сами соблюдающие девство и делом и словом».



Дмитрий Ростовский (Поучение второе на праздник Успения Пресвятой Богородицы): «Каждый человек по существу своему двойственен: внешний и внутренний, то есть материальный и духовный; внешний — видим, ибо материален, а внутренний — невидим, ибо духовен. Поэтому и чистота его должна быть двояко непорочна пред Богом: чистота телесная и духовная, то есть чистота духа. Напрасно гордится в своем уме чистотой телесной тот, кто не хранит тщательно чистоты духа. Напрасно обуздывает свои плотские вожделения воздержанием тот, кто в уме своем питает греховную скверну. Напрасно внешний человек считает себя чистым, если его внутренний человек загрязняется бесчисленными нечистотами. Тело чисто, а из сердца исходят помышления злые, прелюбодеяния, любодеяния, оскверняющие человека. Такой человек подобен содомскому яблоку. Пишется в книгах, что в той стране, где находились погубленные праведным гневом Божиим Содом и Гоморра с окрестными городами, родятся яблоки, по внешнему виду очень красивые, большие и имеющие дивный цвет. И если бы кто-нибудь увидел их в первый раз, то весьма поразился бы их красотой и ожидал бы найти в них вкус неизреченный. Но когда кто-либо, взяв яблоко, разрезает или вкушает его, то не находит в нем ничего, кроме одного только праха гнилостного, смрадного и вредоносного. О человек, чистый телом и оскверненный душой! Не подобен ли и ты такому яблоку? Чистота тела твоего не похожа ли на это красивое по виду яблоко, а нечистота духа и ума твоего не является ли прахом гнилостным, смердящим и душевредным? Таких именно людей Сам Христос Господь уподобляет в Евангелии гробам окрашенным, наполненным смрадными костями (см. Мф. 23, 27), и говорит им: «Вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши» (Лк. 16, 15). О, если бы можно было заглянуть внутрь сердца, кажущегося святым, не один нашелся бы там сгнивший и воссмердевший труп — мысль порочная! Итак, необходимо знать, что чистота внешнего человека, то есть чистота тела, без чистоты внутреннего человека, то есть духа, — это не чистота, как это изъясняет святой Евфимий Великий, который говорит так: «Да знает каждый, что если кто и не прикасается к чужому телу, не творит скверного греха телом, но умом любодействует, имея скверные мысли, удерживая их, подчиняясь им и услаждаясь ими, он блудник и не может быть храмом Святого Духа». Ибо Дух Святой, по выражению святого Златоуста, подобен пчеле: «Как пчела не влетает в сосуд смрадный, так и Дух Святой не входит в нечистую душу» (Беседа 15 на Послание к Ефесянам 4, 35)».




8257148953573572.html
8257226184348305.html
    PR.RU™