Критика

Литературный стиль и манера Евтушенко давала обширное поле деятельности для критики. Его часто упрекали в славословии, пафоснойриторике и скрытом самовосхвалении. Так, литературовед Николай Гладких писал о поэме «Фуку!»:

«Самопрославление не может обрести форму спокойного, уверенного в себе самолюбования, не может быть и выражением аутентичной личности. Амбиции исключительно велики и давно превзошли масштаб дарования. Жанр оказывается яростно полемичным в каждом своём слове, в каждом высказывании, и главное — говорящий не может ни на минуту остановиться; вступив в спор с временем и миром, он вынужден непрерывноманифестировать»[14]

— далее критик упрекает Евтушенко в скрытом подражании Маяковскому, который оказал, несомненно, глубокое влияние на творчество поэта.

В интервью 1972 года, опубликованном в октябре 2013 года, лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский крайне негативно отзывался об Евтушенко как поэте и человеке[15]:

Евтушенко? Вы знаете — это не так всё просто. Он, конечно, поэт очень плохой. И человек он ещё худший. Это такая огромная фабрика по воспроизводству самого себя. По репродукции самого себя. … У него есть стихи, которые, в общем, можно даже запоминать, любить, они могут нравиться. Мне не нравится просто вообще уровень всего этого дела. То есть в основном. Основной такой… дух не нравится этого. Просто — мерзит.
Гражданская позиция[ И сквозь рыла, ряшки, хари целовальников, менял, словно блики среди хмари, Стенька лица увидал. Были в лицах даль и высь, и в глазах угрюмо-вольных, словно в тайных малых Волгах, струги Стенькины неслись. Стоит всё стерпеть бесслёзно, быть на дыбе, колесе, если рано или поздно прорастают лица грозно у безликих на лице.
Братская ГЭС глава «Казнь Стеньки Разина»[16]

В первый сборник стихов вошли такие строки о Сталине[17]:

… В бессонной ночной тишине

Он думает о стране, о мире,

Он думает обо мне.

Подходит к окну. Любуясь солнцем,

Тепло улыбается он.

А я засыпаю, и мне приснится

Самый хороший сон.

Одна глава поэмы «Казанский Университет» посвящена В. И. Ленину и написана как раз к 100-летнему юбилею Ленина. — По заверениям самого поэта, всё это (равно как и другие искренно-пропагандистские его стихотворения советского времени: «Партбилеты», «Коммунары не будут рабами» и т. п.) следствие влияния пропаганды[18]. Андрей Тарковский, прочитав «Казанский университет» Евтушенко, в своих дневниках писал: «Случайно прочёл… Какая бездарь! Оторопь берёт. Мещанский Авангард… Жалкий какой-то Женя. Кокетка. В квартире у него все стены завешаны скверными картинами. Буржуй. И очень хочет, чтобы его любили. И Хрущёв, и Брежнев, и девушки…»[19].



В 1962 году в газете «Правда» опубликовано ставшее широко известным[20], стихотворение «Наследники Сталина» приуроченное к выносу из мавзолея тела Сталина. Большой резонанс вызвали и другие его произведения «Бабий яр» (1961), «Письмо Есенину» (1965), «Танки идут по Праге» (1968). Несмотря на столь откровенный вызов тогдашней власти, поэт продолжал печататься, ездить по всей стране и за рубеж. В 1969 году был награждён орденом «Знак Почёта»[21].

Евгений Евтушенко печатается в слывших оппозиционными в советское время журналах «Юность» (также входил в редколлегию этого журнала), «Новый Мир», «Знамя».

Известными стали его выступления в поддержку советских диссидентов Бродского, Солженицына, Даниэля[22]. Несмотря на это, Иосиф Бродский недолюбливал Евтушенко (со слов Сергея Довлатова, известна его крылатая фраза «Если Евтушенко против колхозов, то я — за») и резко раскритиковал избрание Евтушенко почётным членом Американской академии искусств и словесности в 1987 году.

В 1990 году стал сопредседателем Всесоюзной ассоциации писателей в поддержку перестройки «Апрель».


8258119206267485.html
8258170240470699.html
    PR.RU™